вторник, 17 марта 2015 г.

Сбавить темп


Священник Димитрий Фетисов
    
Как это ни парадоксально, но с наступлением Великого поста, особенно характерного своей сугубой строгостью воздержания и покаянно-минорным богослужением, жизнь непременно становится как-то полнее и радостнее.
Наверное, поэтому люди воцерковленные всегда так ожидают этого периода, переживая его всякий раз словно впервые и всегда открывая для себя что-то новое – как минимум свою застарелую, но неведомую доселе немощь или страсть…
Мне в этом году по милости Божией посчастливилось заметить, как при прохождении святой Четыредесятницы особенным образом замедляется время. Думаю, каждый старающийся поститься, даже проживая в бурно кипящей Москве, так или иначе это чувствует.
Происходит это по множеству причин, среди которых, например, вынужденный информационный голод (кстати, в очередной раз показывающий, что можно спокойно прожить без радио, телевидения и интернета и быть в курсе по-настоящему важных событий).
Конечно же, от скудной еды истончается плоть, а вместе с ней обостряются чувства, наполняющие нашу жизнь новыми деталями, которые мы, будучи сытыми и оттого немного сонными, ранее не видели, не слышали и не обоняли. Да и богослужение, которое в эти дни даже на мирских приходах похоже на монашеское, как-то мистически приближает нас к древним неторопливым временам и, собственно, к самой вечности, терпеливо ожидающей нас за гробом…
Ну а самой главной причиной является, бесспорно, участие в таинствах, дающее нам возможность теснейшим образом соприкасаться с Тем, Кто, находясь над временем, может сообщить нашему немощному естеству Свои свойства настолько, насколько мы сможем их вместить.
В этой связи особенно интересна православная интерпретация самого принципа нашего участия в Тайной вечери. Протестанты считают, что Тайная вечеря была совершена единожды и всё остальное человечество, за исключением двенадцати апостолов, может теперь жить лишь этим воспоминанием. Католики говорят о том, что священник или епископ, служа мессу, как бы совершает евхаристию каждый раз заново.  
Православная же литургика утверждает, что Тайная вечеря была совершена единожды, но, однажды начавшись, она до сих пор не закончена, и, причащаясь, мы таинственным и непостижимым образом, не завися от времени и пространства, переносимся в ту самую Сионскую горницу…
Как это происходит – сие непостижимо и таинственно (на то оно и таинство). Ясно одно – это прекрасно, это и есть, собственно говоря, настоящая жизнь и полнота бытия, которую не смогут нарушить даже современные информационные технологии, без которых, увы, обойтись уже почти совсем невозможно.
Наверное, наши сравнительно более церковные дореволюционные предки жили в куда менее быстром ритме и удивительным образом успевали гораздо более нас не только из-за того, что еще не было мобильных телефонов и оптоволоконного интернета, но и из-за своей внутренней духовной собранности, свободы и спокойствия, которые им давала жизнь во Христе.
Они делали фундаментальные научные открытия, созидали богатейшую культуру, уверенно и не спеша строили великую империю, на обломках которой мы теперь прозябаем, и, что самое главное, при этом вполне успевали любить ближнего, да и просто наслаждаться общением друг с другом.
Их жизнь текла размеренно и величаво, словно Дон-батюшка или Волга-матушка. Литература той эпохи погружает нас в этот относительный покой и убедительно показывает нам, что теперь-то мы, собственно говоря, и не живем вовсе, а скорее существуем, что не является синонимами. 
Но есть все-таки надежда, что и сегодня вполне возможно жить в быстром темпе, быть социально активным и при этом, оставаясь с Богом, не погружаться в бездонную пучину суеты сует. Этому нас и учит небольшой опыт великопостного говенья.
Впрочем, вряд ли современный человек захочет так жить. Ведь если удастся сбавить темп, научиться слушать тишину и пребывать в покое, тогда придется оставаться наедине с самим собой. А это – самое страшное…

В поисках чудовища

Священник Димитрий Фетисов
    

Наверное, только ленивый не высказывался ещё по поводу нашумевшего фильма «Левиафан», восторженно восхищаясь им или же обрушивая на него сокрушительный шквал критики. Решил покритиковать эту картину со своей колокольни и я. Только критика моя будет довольно банальной. Просто расскажу совсем недавнюю историю из жизни, услышанную мною от одной моей прихожанки.
Впрочем, восьмидесятилетняя Елизавета Прокопьевна — так зовут мою героиню — лишь в переносном смысле может называться моей прихожанкой, поскольку со своим переломом шейки бедра она уже многие годы никуда из дома не выходит, да и принимать гостей может далеко не каждый день. Незаживающая рана и целый список других хронических заболеваний причиняет ей неимоверную боль, показывать которую своим близким она не желает, ведь характер у Елизаветы Прокопьевны, как и в молодости, сильный и независимый.
Но в самых первых числах нового 2015 года, когда вся страна пьянствует (а, судя по «Левиафану», пьянствует Россия круглосуточно), у Елизаветы Прокопьевны случился гипертонический криз, и она была вынуждена вызвать «Скорую помощь».
Приняв решение позвонить, оглушённая высоким давлением, старушка минут 20 искала мобильный телефон, лежащий прямо под её рукой. Потом долгое время (сама не знает сколько) вспоминала, что с этим телефоном делать и какие две цифры надо набрать... Ну, а самое страшное началось, когда трубку на том конце сняли, и Елизавета Прокопьевна внезапно поняла, что не может членораздельно говорить.
Вместо просьбы о помощи она стала слезливо мычать в трубку, с трудом произнося лишь отдельные слоги. Дежурный, говоривший сочным мужским баритоном, сразу понял, что пожилой пенсионерке плохо, и она не может говорить. Мгновенно сориентировавшись в обстановке, он предложил несчастной такой способ узнать её адрес: сначала он будет по очереди называть основные районы города, потом улицы, пролегающие в этих районах, ну а после они выяснят номер дома и квартиры.
Когда названия совпадали, Елизавета Прокопьевна с трудом выговаривала «да». Так в процессе весьма долгих поисков дежурный смог выяснить её адрес и пообещал, что скоро к ней приедет экипаж скорой помощи. Тут как раз подоспел почуявший неладное её заботливый сын и, разведав ситуацию, просмотрев исходящие вызовы, с удивлением обнаружил, что его мать минут сорок разговаривала с полицейским, т. к. набрала 02 вместо 03...
Скорая приехала быстро, старушку спасли...
Надо сказать, подобных историй в нашей жизни — тысячи. Они не всегда монументальны, но этого маленького добра беспредельно много. И наша беда в том, что мы его не замечаем, и так мало утешаем себя этими фактами, подчас забывая, какие прекрасные люди нас окружают и в какой всё-таки прекрасной стране мы живём.
Поэтому фильм Звягинцева — полуправда, которая, наверное, ещё опасней правды, поскольку не оставляет никакой надежды и даже не намекает на выход из сложившейся ситуации. В поисках вполне реального чудовища, символа вселенского зла, режиссёр значительно упростил проблему и, в отличие от своего собрата по цеху — режиссёра Никиты Михалкова с его «Солнечным ударом», не смог, на мой взгляд, отобразить главное — личную ответственность каждого за ситуацию в подъезде, дворе, городе и целом государстве.
Это ведь очень легко — поверить, что чиновники, архиереи и полицейские у нас все сплошь чудовища, а мы все — исключительно жертвы. Труднее увидеть шевеление зла в своей собственной душе.
А еще почему-то труднее признать искру Божию в душе чиновника, полицейского... или соседа по подъезду.

Дети в интернете

***
«Место интернета в квартире – там же, где и ртутного градусника:
на далекой, недоступной для детей полке»
Священник Димитрий Фетисов, старший преподаватель кафедры теологии Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина:

– В рассуждениях на тему «Дети и интернет» я, наверное, могу показаться ригористом, так как считаю, что влияние «сети» на не сформировавшегося интеллектуально и духовно человека необходимо сократить максимально.
Когда приходится беседовать па эту тему с родителями и детьми, я обычно сравниваю процесс восприятия информации с культурой питания. Тезисы предлагаю самые простые, приравнивая, например, негативную информацию, с какой бы правильной оценкой она бы ни подавалась, к протухшей пище, которая способна, отравив организм, навсегда «посадить» печень ребенка и извратить вкус, так что зловонное, гнилое и горькое будет казаться благоуханным, свежим и сладким.
Те родители, которые желают вырастить своих детей здоровыми телесно, обязательно прививают им вкус к правильному рациону. То же самое и с развитием ума и чувств: вначале, не нарушая спокойной и нежной психики ребенка, ему преимущественно читают книжки и лишь изредка включают спокойные, не нарушающие гармонии мультфильмы. Затем переходят на классику. Ближе к подростковому возрасту – на проблемную классику. Я, конечно, имею в виду, прежде всего, чтение, которое наиболее развивает ум человека и вообще его способность и вкус к познанию.
И только когда мы, по милости Божией, увидим, что наше чадо стало зрелым и сформировавшимся человеком – где-то ближе к старшим классам, тогда, на мой взгляд, можно позволять его «кораблю» иногда выходить в коварное и опасное море информационного пространства. Сделать это – «выпустить» в интернет – придется всё равно, рано или поздно, так как запрет точно не будет действителен уже классе в девятом. Но если у юноши и девушки к тому времени сформирован некоторый вкус к потреблению информации, то можно не беспокоиться: им сравнительно не так уже страшны рифы безвкусицы, пошлости и разврата, на которые можно напороться в «сети».
Другое дело – школьные задания, которые, как жалуются многие родители, предусматривают активное пользование «сетью» уже начиная со второго класса. Что ж, значит, в этом случае выход в интернет у ребенка должен проходить совместно со взрослым, способным показать азы правильного поиска информации. 
Проблема соцсетей, онлайн-игр и просто компьютерных игр тоже решается, если она еще не запущена, довольно просто. С самого раннего возраста распорядок дня ребенка должен быть максимально заполнен всякими интересными и полезными делами. «Драм-кружок, кружок по фото, мне еще и петь охота» – вот, на мой взгляд, девиз, который всякий нормальный родитель должен ненавязчиво и деликатно привить своему чаду. Ведь человек, а тем более маленький человек, – он как бревно, которое, если его не переворачивать всё время, покрывается плесенью и начинает гнить.
Убежден абсолютно: рано или поздно педагоги, психологи и социологи поймут, насколько это опасно – совершенно свободный доступ детей к интернету. Это, наверное, будет похоже на историю с ртутью: еще в начале XX века ею «лечили» почки, и только потом установили, насколько этот полезный, в принципе, тяжелый металл опасен для организма.
Так вот, место интернета в квартире – там же, где и ртутного градусника: на далекой, недоступной для детей полке.
http://www.pravoslavie.ru/jurnal/77085.htm

Пьянство – добровольно накликаемый бес

«Господь призывает нас расстаться с грехом сладострастия
так же решительно, как это сделал святой Вонифатий»

Священник Димитрий Фетисов, старший преподаватель кафедры теологии Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина:
Священник Димитрий Фетисов Священник Димитрий Фетисов
– Не люблю современный вакханальный Новый год из-за того, что Рождество Христово превращается лишь в жалкий довесок к этому поистине всенародному празднику. В этом разгуле на фоне пустых ожиданий «нового счастья» (часто «счастье» встречают на новом кафеле вытрезвителя или больницы) видна кощунственная диавольская усмешка.

Не менее кощунственной мне кажется и всенародная попойка в день памяти того святого, которому молятся об избавлении от недуга пьянства, ведь 1 января по новому стилю совершается память мученика Вонифатия.
Этот человек в прежней своей жизни был подвержен греху сладострастия во многих его проявлениях, так как, будучи рабом знатной госпожи, он состоял с ней в преступной связи и помимо этого страдал алкоголизмом. Посланный этой грешной женщиной для того, чтобы разыскать и привезти мощи святых мучеников, он, видя их чудесное мужество и решимость терпеть за Христа лютые мучения, сам последовал их примеру.
На мой взгляд, это промыслительно, что память святого Вонифатия приходится на Новый год. Господь этим как бы призывает нас расстаться с грехом сладострастия так же решительно, как это сделал святой. А решительность здесь – самое главное.
Пока алкоголик решительно не возненавидит не только саму спиртосодержащую жидкость, но и даже упоминание о ней – он останется алкоголиком. Пока страждущий от недуга винопития обманывает себя, говоря перед вхождением в запой: «Ну, я только рюмку опрокину, и всё…», – он никогда не справится со своей страстью.
Ведь страсть, ставшую уже частью души, можно только ампутировать, как в случае с заболеванием раком или гангреной. Если вовремя этого не сделать, то безвозвратно погибнет весь организм. Но для этого, опять же, нужна решимость.
В преддверии новолетия хочется всем читателям пожелать решимости святого мученика Вонифатия, чтобы провести эти дни благочестиво, стараясь не нарушать языческим разгульным непотребством святых дней Рождественского поста. И тогда Господь нам, верным в малом, даст великие духовные дары.
http://www.pravoslavie.ru/jurnal/76251.htm