суббота, 27 апреля 2013 г.

Вербная всенощная

Пришел я ко всенощной с вербой в руках
С расцветшими ветками в белых пушках
Пушистые шарики трогаю я -
Вот этот - умершая дочка моя.
Тот мягонький птенчик -
Сын мой младенчик,
Двоешка под крепким брусничным листом -
Во всем неразлучные мать с отцом.
Тот шарик без зелени -
Друг мой расстрелянный,
К веткам прильнувший -
Племяш утонувший,
Смятый и скрученный -
Брат мой замученный,
А тот глянцевитый – брат мой убитый.
Шариков хватит на ветках тугих
Для всех отошедших моих дорогих.
Лица людей - лики икон,
Каждый свечою своей озарен.
Вербная роща в храм внесена,
В каждое сердце входит весна.
Радостно пение: Всем воскресение!
Общее, общее всем воскресение!
Трепетны свечи радостью встречи,
Смысл уясняется в каждой судьбе
Слава Тебе! Слава Тебе!
                (А. Солодовников)

вторник, 23 апреля 2013 г.

Форменное безобразие. (О введении школьной формы).


Часто я отношусь скептически к тем нововведениям, которые предлагают наши политические деятели. Но одна из последних инициатив – идея о введении школьной формы – мне очень понравилась.

Конечно, много остаётся вопросов: как она будет выглядеть, приемлемой ли будет стоимость, и где и как её будут заказывать. Но это всё мелочи по сравнению с той пользой, которую принесёт данное новшество.

Во-первых, внешнее, в известной степени, формирует внутреннее. Человек, одетый по форме, лишний раз напоминает сам себе о той ответственности, которую он взял на себя, получая начальное или среднее образование. Такой школьник десять раз подумает, прежде чем хулиганить в общественном месте или прогуливать занятия.

Во-вторых, усилится воздействие коллективного воспитания подрастающего поколения старшими, почти полностью отсутствующее сейчас. Взрослые люди часто теряются и не делают замечания юному сквернослову с бутылкой пива в руке и сигаретой, как говаривал А. И. Солженицын, отвратительно прислюнявленной к нижней  губе, поскольку не могут определить кто это, студент ПТУ, де-юре уже взрослый и имеющий возможность голосовать и женится, или девятиклассник-акселерат.

В-третьих, прекратится то форменное безобразие, которое мы сейчас наблюдаем при виде учащихся, особенно старших классов. Иногда приходишь в школу и теряешься в догадках кто перед тобой – малолетняя проститутка или ученица 11А класса, решившая что ее «атпадный» стиль – признак взросления и принадлежности к сообществу людей зрелых.

В-четвёртых, одним из самых главных аргументов, будет сглаживание социального неравенства, так болезненно переживаемого детьми из бедных семей. Кого-то папа на «мерседесе» из школы забирает, а у кого-то папы нет и вовсе, поэтому одеваться приходится, как придётся.  Школьная форма поможет хотя бы отчасти сгладить данное противоречие.

В-пятых, благодаря школьной форме родители будут изрядно экономить. Известно, что собрать дитя к школе сейчас необычайно дорого, а от внешнего вида зависит самооценка, особенно у девочек. Вот и покупают мамы с папами на последние деньги более-менее приличную одежду, в которой не стыдно показаться в школе.

Будем надеяться, что с введением школьной формы станет хоть немного меньше разнообразного форменного безобразия в наших школах…