вторник, 31 декабря 2013 г.

С наступающим!

 
Впервые мне довелось услышать, что совсем скоро наступит это замечательнейшее торжество – смена календаря, – еще где-то в августе. Автомобильный радиоприемник участливым сочным баритоном вежливо сообщал о том, что если прямо сейчас начать процесс покупки квартиры, то, возможно, у счастливых и сознательных граждан еще останется шанс достойно встретить Новый год.
    
И так ежегодно. Каждый раз наступление новолетия ожидается всё с большим трепетом, и хронологические рамки «предпразднства» расширяются неумолимо. Наверное, недалек тот день, когда эту подготовку и ожидание начнут уже в январе месяце, лишь слегка опомнившись от предыдущего отмечания.
Конечно, эта тема не минует и наших прихожан, которые так же за месяц или полтора уже подходят вереницами и спрашивают совета: можно ли праздновать Новый год, и как это сделать, дабы не прегрешить излишним «обмирщением».
Действительно, как найти золотую середину между многими pro и contra и величественно пройти это событие средним царским путем, не тревожа собственную совесть невольным нарушением Рождественского поста, не вводя в соблазн православных собратьев и не искушая показным и нарочитым фарисейством нецерковных родственников и коллег, настойчиво призывающих на разудалые «корпоративы»?
В силу своей духовной неопытности не могу дать категоричный и четкий ответ – праздновать или не праздновать, но всё же дерзну поделиться некоторыми размышлениями по данному вопросу.
Сама по себе размеренная и целомудренная человеческая радость нисколько не омерзительна в очах Божиих (это отдельная тема, но, думаю, люди, почувствовавшие хоть немного вкус полнокровной церковной жизни, с этим вполне согласятся). Кроме того, мы знаем из истории раннего христианства, что Церковь никогда не ограничивалась просто запретом чего-либо, произошедшего из языческой среды. Очень часто она наполняла старые формы (особенно если они были востребованы обществом) новым содержанием. За примером далеко ходить не надо – весь наш богослужебный культ соткан из нескольких составляющих: элементов ветхозаветного богослужения и некоторых солидных заимствований из античной и византийской культуры и церемониала.
Это я к тому, что не стоит судить категорично: раз, мол, праздник стал опережать Рождество Христово в безбожные годы и явно задумывался как альтернатива Рождеству – так нечего рассуждать, а нужно просто отвергнуть и запретить, проведя всю новогоднюю ночь в молитве (как делают некоторые) или равнодушно уснуть, вздрагивая во сне от канонады фейерверков.
Но почему бы не превратить это событие в тихие семейные посиделки допоздна, где за бокалом вина и запеченной в духовке рыбой можно поблагодарить Господа за прошедший год? Проанализировав прошедший, молитвенно испросить благословения на будущий? Почему не использовать данное событие как повод для встречи с родными и друзьями, которым мы сейчас уделяем всё меньше и меньше внимания? 
В то же время нельзя не заметить, как ожидание и празднование Нового года стремительно наполняется псевдорелигиозным содержанием. То, как люди томительно ожидают ночи с 31 декабря на 1 января, отсчитывая дни и часы до этого события, вызывает у меня одну ассоциацию: всё это очень похоже на ожидание нами, православными, главнейшего праздника – Святой Пасхи – и подготовку к нему. Получается эдакая «светская Пасха», в которую граждане чают обновления мира, полагая, что ежели встретить Новый год «достойно», то ждет их непременно счастье и удача.
Я уже не говорю про примитивно-языческое наполнение нашего календаря, прочно укоренившееся в новой российской культуре. Год «змеи, свиньи, дракона» и прочих гадов земных очень раздражает и вызывает неприятие своей навязчивостью. Так, одна из моих дочерей родилась в год, обозначенный язычниками как «год крысы». Что означает сие посвящение, я так и не понял до сих пор, но заказанные в роддоме снимки мне были приготовлены с таким коллажем: в центре большой фотографии лежит драгоценный сверток с новорожденной, а внизу американской улыбкой скалится мышь и крупными буквами написано: «Я родилась в год мышки!» Предполагалось, что клиент будет счастлив.
«А почему не крыски?» – вежливо поинтересовался я у фотографа, но не услышал в ответ ничего удобовразумительного, как не слышу теперь и от многих знакомых людей, помещающих у себя дома рядом с церковными календарями календари с изображением лошади.
Что скажешь, увидев на стене очередное копытное? Конечно, поздравишь от всей души «с наступающим» и пожелаешь, чтоб лошадь ненароком не наступила на ногу своим копытом тому, кто так необдуманно приглашает это ни в чем не повинное благородное животное в свой дом, кощунственно ставя его наравне со Христом Спасителем…
Вот в таких примерно границах и приходится нам, живущим в миру православным, искать свою золотую праздничную середину: не уходить в мизантропический затвор, откровенно обижающий празднующих родственников, – с одной стороны. А с другой – не пытаться наряжаться лошадкой, «раз уж положено», одаривать ближних лошадиными бюстами с новогодней распродажи или громко ржать и фыркать за праздничным столом «на удачу».

четверг, 19 декабря 2013 г.

Размышления о "политическом" Православии

Меня бесконечно раздражают (именно так, ибо и я несовершенен) хулиганские выходки некоторых «православных активистов». Эти юродивые, но не Христа ради, люди дискредитируют саму идею проповеди среди молодежи и рисуют совершенно карикатурное изображение Церкви, ее богословия и ее миссии. Своей деятельностью по срыву спектаклей, разбрасыванию листовок в научных и культурных учреждениях они перечеркивают работу целого поколения самоотверженных и, что важно подчеркнуть, плодовитых апологетов и миссионеров нашей святой веры.
Помимо вышеуказанных хулиганов, есть еще и другой соблазн, способный оттолкнуть от Церкви многих ищущих, думающих и тонко чувствующих людей, – это превращение идей Православия в яркий и популистский политический тренд, дающий стабильный рост рейтинга лицу, озвучивающему подобные взгляды с трибуны. Нисколько не исключая, что среди российской политической элиты есть действительно бескорыстные, благочестивые и патриотичные люди, я понимаю, что многих наших потенциальных прихожан весьма смущает – как выразился один замечательный публицист – «прибивание к Конституции Православия».
Всё это так. Но хочется отметить, что есть своя правда, с которой, как мне кажется, нельзя не согласиться, и у Елены Мизулиной, и у Виталия Милонова, часто выступающих с проправославными идеями законопроектов и для значительной части либеральной тусовки являющихся чем-то вроде клоунов. И даже у чрезмерно эпатажного, на мой взгляд, фактически хулиганствующего персонажа – Дмитрия Цорионова (по прозвищу «Энтео») – есть довод, с которым нельзя не согласиться, если мы хотим выжить как православный народ и как нация.
Всё дело в том, что в живой природе не существует ни плюрализма, ни толерантности. Эти два красивые и абстрактные понятия, часто живущие в головах у некоторых добрых и безалаберных мечтателей, утопичны и не имеют ничего общего с жизнью конкретных людей, а тем более целого государства. Мы не должны надеяться, что из вежливости и деликатности с нами будут считаться или хотя бы терпеть нас. 
Не надо мечтать, что матерщинник, сидящий напротив вас и ваших детей в маршрутке, будет с извинением спрашивать позволения, прежде чем изрыгнуть свои помои сквернословия. Не надо фантазировать, что вас не станут оскорблять и унижать по религиозному признаку за ношение креста (как в современной Англии, где за это с некоторых пор даже увольняют), не будут устно, а то и письменно требовать выразить одобрительное почтение к развратным людям (не секрет, что во многих странах такая практика уже давно действует, превратив некоторых работодателей в заложников политкорректности, из-за которой они не могут уволить плохих работников, так как боятся показаться нетолерантными по отношению к «нетрадиционной ориентации»).
Давайте посмотрим правде в глаза: некоторые духовно больные люди, как правило, весьма агрессивны. При этом они имеют явную склонность истерично навязывать обществу свои стереотипы, и, надо сказать, им это удается в масштабах целых государств.
(Заметьте: у нормального человека нет нужды самоутверждаться – а у них есть. Я многодетный отец, но мне почему-то не приходит в голову организовывать парад многодетных семей (хотя их, пожалуй, временами действительно дискредитируют) с маскарадом, перекрытием движения и прочей шумихой.)
Помню, как такой деятель, глава всероссийского движения развратников, в ответ на принятие Рязанской областной думой закона «о запрете пропаганды гомосексуализма среди подростков» приехал и устроил пикет около одной из рязанских школ. Он стоял там с транспарантом, на котором было написано: «Я горжусь своей гомосексуальностью». Скажу прямо: не знаю, как бы я поступил, если бы в той школе учились мои дети. Признаюсь честно: не исключаю со своей стороны даже нарушения закона…
Апломб порока в том, чтобы не только доказать свою «нормальность», но и выбиться в законодатели «нормального» самыми шумными и эпатажными способами. И я абсолютно уверен: нас, противников извращенных «норм», никогда не оставят в покое, даже если будут приняты горы соответствующих «охранительных» законов.
Впрочем, несмотря на миф о православно-охранительной направленности государственной политики, на практике влияние Православия в жизни конкретного населенного пункта весьма и весьма мало. К нам чаще всего относятся снисходительно, но всерьез не воспринимают. Взять хотя бы строительство и восстановление храмов: всюду препоны. Помню, один мой знакомый священник, настоятель храма, являющегося памятником архитектуры, долго ездил в разные комиссии за разрешением поставить пластиковые окна, причем выполненные по тем же эскизам, что и старые (уже подгнившие и пропускавшие сквозняки), но ему всё время отказывали: мол, вид у «объекта» изменится. То, что в «объекте» каждый день мерзнут молящиеся люди и невозможно провести отопление и прочие работы, – никого не касается. Мне тогда пришла в голову аналогия: мы для чиновников всё равно что современные итальянцы, притворяющиеся древними римлянами и предъявляющие права на Колизей.
Поэтому, учитывая всё вышесказанное, стоит задать себе резонный вопрос: раз уж у пивной промышленности есть свое лобби в Госдуме и прочих коридорах власти, то почему же мы должны от него отказываться?
Да, политизированное Православие, несомненно, теряет свое благоухание и может показаться грубым (а иногда и совсем уж неуместным, как в случае с Цорионовым), но, увы, это сейчас один из немногих выходов, позволяющих нам хоть как-то сдержать апостасийный процесс, хотя бы смягчив его волну, для наших детей. Впрочем, это не главный, конечно, выход и не главное дело.
Главное – это положительно и творчески созидать, ткать полотно истории и культуры. Снимать интересные и современные, в лучшем смысле этого слова, патриотичные фильмы. Писать увлекательные и захватывающие книги о благочестии и читабельные статьи и заметки, к чему нас из конца XIX века громко призывает святитель Феофан Затворник, отмечавший еще в свое время, что «через поколение, много – через два, иссякнет наше Православие… Следовало бы завести целое общество апологетов – и писать, и писать».
Важно отметить, что всё это очень востребовано в современном обществе, и за примером далеко ходить не надо. Книга «Несвятые святые», имеющая феноменальный рейтинг и уже переведенная на многие языки. Или популярнейшая выставка о династии Романовых, очередь на которую шокировала наших рязанских студентов. 
Так работать, несомненно, труднее, чем громить кощунственные выставки, театры и громко, а порой, увы, и крикливо выступать в Государственной Думе с пламенными речами «в защиту нравственности». Но без созидательного труда и «охранительных» речений мы погибнем, покорно отдав будущее наших детей на откуп людям, которые уже не станут сомневаться и стесняться кого-то смутить своей прямотой, нетолерантностью или перегибами.
Так уже было в 1917 году. И наверняка, так же умные и интеллигентные люди одинаково морщились на очередную выходку террористов, провокаторов, кощунников и тех, кто иногда безалаберно, но всё же пытался противостоять им. Обыватели говорили себе: это пройдет, не может быть, чтобы эти хулиганы и бандиты пришли к власти и начали нами повелевать, не стоит мараться, даже осуждая их вслух. Чем это закончилось, мы помним. Пришли и повелевали. http://www.pravoslavie.ru/jurnal/66732.htm

понедельник, 16 декабря 2013 г.

Мой комментарий для сайта pravoslavie.ru по поводу журнала "Флирт" пропагандирующего проституцию


«Как бороться со злом так, чтобы не сделать ему рекламу?»
Священник Димитрий Фетисов, старший преподаватель кафедры теологии Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина:

– То, что в первопрестольной негры раздают у метро и кладут под дворники автомобилей журнал, пропагандирующий проституцию, не нуждается в оценке, ибо всё и так понятно. Страшно другое: у общества в лице журналистов, политиков, общественных деятелей и правоохранительных органов нет на это никакой реакции.
Нет никакой реакции и у обывателей, толкущихся на выходе из подземки. Если бы она была, то вышеупомянутые инстанции немедленно бы зашевелились, а негры, получив пару раз словесную, а может, и полновесную оплеуху от прохожих (не одобряя рукоприкладства, я, возможно, по-человечески понял бы такой поступок), сто раз бы подумали о необходимости смены работы, создав этим проблему главному злу – работодателям.
Этих работодателей, кстати, не так уж и сложно достать, и все это знают прекрасно, не будем лицемерить. В конце концов, могут же они налоговую декларацию неправильно и не вовремя заполнить или не выполнить нужные санитарные нормы в своем офисе или на складе.
Если представить себе, что наше общество – это живой организм, то данная ситуация хорошо показывает: у организма отказал иммунитет, и он не способен бороться ни с какой болезнью. Любой пустяковый насморк рано или поздно сведёт его в могилу, если мы вовремя не вспомним, что просто обязаны обращать внимание на подобные вещи. Ведь мало того, что с нас, православных, Господь больше, чем с остальных граждан спросит, мы ведь ещё растим детей и не факт, что кто-то из них не попадёт в этот капкан.
Вот тут-то я с интересом и послушал бы разнообразных словоблудов, которые очень убедительно говорят в ответ: мол, проституция – это неизбежное социальное зло, она всегда была, есть и будет, поэтому не надо ханжества, ведь вас никто не заставляет, не нравится – и не ходите в публичный дом… Ну, и все, что в таких случаях такими людьми и говорится. Гладко и красиво.
А выслушав, я бы внимательно посмотрел такому человеку в глаза и спросил: «Дорогой, скажи пожалуйста, у тебя есть дети? Как зовут старшую дочь? Она скоро в институт будет поступать? И что, ты действительно веришь, что тебя лично это никогда не коснётся? Ты действительно считаешь абсолютно невозможной ситуацию, в которой она может оказаться рабыней в публичном доме, или то, что она сама, добровольно, начнёт считать себя красивой вещицей, а не человеком? Попробуй представить себе это. Не жалей себя, закрой глаза и с драматизмом Достоевского представь, как тогда ты будешь себя чувствовать в роли ее отца… А потом снова расскажи про неизбежность проституции и, вообще, про «а что тут такого?»
И еще я хотел бы кое-что добавить к сказанному выше. Дело в том, что обсуждая в СМИ подобные темы, мы неизбежно сталкиваемся с вопросом: как бороться со злом так, чтобы не сделать ему рекламу? На этот серьезный вопрос у меня нет ответа.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/66729.htm

четверг, 12 декабря 2013 г.

О современных подвижниках

В дошкольном детстве я очень любил придуманную мной игру «в слова». Эта простая игра состояла в том, что, услыхав какое-то новое слово, я долго фантазировал, сочиняя, что бы такое оно могло означать, и лишь позже спрашивал о содержании нового понятия у взрослых. Конечно, далеко не всегда мои фантазии оправдывались, и у большинства слов в реальности оказывалось совсем иное значение, нежели я предполагал.

Мне кажется, каждый из нас, когда только входит в Церковь и ещё не успевает повзрослеть в Ней, в определённой мере играет в такую же детскую игру. Она, правда, облегчена тем, что имеется множество подсказок в лице «взрослых» — Святых отцов. А иногда, сталкиваясь с какими-то явлениями и понятиями лицом к лицу, мы вроде бы можем приблизиться к истине, но, тем не менее, чаще всего промахиваемся. Так же промахивалась та восторженная толпа, сквозь которую проходил Христос, лишь изредка чувствуя реальное, наполненное верой и смыслом прикосновение к Себе кого-нибудь из теснивших Его людей (сюжет о кровоточивой жене, например).

Что такое «несение креста»? Как должна выглядеть, если так можно выразиться, подлинная церковность у современного человека? Как выглядит современный праведник, живущий в миру? Можно бесконечно долго рисовать в уме картины и образы, проецируя их на свою жизнь и на жизнь окружающих в конкретных ситуациях (что является одной из нелёгких, но обязательных задач для пастыря по отношению к пасомым). Но, увы, чаще всего мы ошибаемся, не умея отделить главное от второстепенного, и этим сильно обедняем нашу религиозную картину мира.

Про такую вот ошибку, не так давно совершённую мной, я и хотел бы рассказать.
Произошла эта небольшая история пару лет назад и началась она для меня, приходского священника, весьма тривиально — вызовом на требу. Некая особа позвонила и попросила пособоровать свою тяжелобольную маму. В назначенное время за мной подъехала солидная иномарка, в которой за рулём сидела со вкусом одетая красивая женщина.

Хотя она была явно постарше меня, я воспринимал её почему-то на равных, слушая её непринуждённый монолог (наверное, было бы вернее употребить вульгарное, но здесь более подходящее слово — щебетание). Видимо, сказывалась какая-то психологическая молодость, поскольку дама была жизнерадостна и, несмотря на болезнь своей мамы, о чём-то непринуждённо расспрашивала меня, никак не выдавая в себе человека глубокого, а тем более религиозного. Во всём её облике чувствовался здоровый, и в общем-то нормальный гедонизм солидной беззаботности.
    

Почему я так подробно описываю этот психологический портрет? Чтобы стало понятно, насколько я был озадачен, когда между делом Вера — так назовём мою героиню — изъявила желание и сама пособороваться вместе с мамой. «Если Вас не затруднит, конечно…», — вежливо сказала она. «Нисколько не затруднит», — ответил я, смутившись. Смутился, не понимая, знает ли она, что это за Таинство и какое оно имеет значение. Может быть, для неё соборование — лишь замена «белой магии» целительницы бабы Дуни из газетного объявления на что-нибудь новенькое, экзотическое?
 
Уже подбирая слова, чтобы вежливо выяснить серьезность ее намерения, я онемел, когда мы вошли в её дом. Оказалось, что женщина — мама ребёнка-инвалида со сложнейшей формой ДЦП. Мальчик лет пятнадцати с ангельским лицом сидел в специальном кресле, в окружении родственников, и на него было больно взглянуть: настолько его искалечила болезнь, согнув в дугу все члены маленького тщедушного тела. Вера сказала, что хорошо бы когда-нибудь и сына причастить и пособоровать, но только не сейчас: он боится посторонних и может переволноваться...
 
Наше знакомство не ограничилось совершением требы, и я потом не раз еще приезжал к этому удивительному семейству, постепенно узнавая некоторые подробности их жизни. Вера оказалась глубоко верующим человеком, живущим церковными Таинствами. Когда пятнадцать лет назад она родила второго ребёнка, он оказался настолько бесперспективно больным, что отказаться от него не умолял разве что муж — офицер разведки, здоровенный богатырь с лицом голливудского актёра.
 
Жалели и уговаривали все, аргументируя тем, что там, на гособеспечении, ребёнку будет лучше, а муж, мол, иначе непременно уйдёт из семьи, похорохорившись годок для приличия. Ну, а про карьеру, даже не свою, а супруга, можно, учитывая ряд обстоятельств, забыть навсегда. Но в сердце матери не было сомнения, и она посвятила себя безвозвратно своему тяжелобольному чаду.
 
Потом, как в сказке, появилось «случайно» подаренное специальное кресло-коляска, стоимость которого можно сравнить со стоимостью автомобиля. Любовь между супругами со временем только окрепла (причём мужа воцерковлённым человеком никак не назовёшь). Карьера молодого офицера пошла по возрастающей, и с недавних пор их стало возможным назвать вполне обеспеченными людьми. А не так давно появилась ещё одна нечаянная радость: Дима (так зовут больного мальчика) почти научился держать ложку… 
 
Знакомство с этой семьёй и их ситуацией я переживал с особым трепетом. Всё потому, что оно совпало с испытанием в нашей личной семейной жизни: мы с женой ждали третьего ребёнка, и нам дали понять, что велика вероятность рождения малыша с синдромом Дауна. Потом родился здоровый мальчик, сейчас уже успевший поотковыривать мне половину кнопок на клавиатуре ноутбука, но эта история о том, как можно нести свой тяжкий крест не только без ропота на Бога, но и без единой угрюмой морщинки на лице, мне запомнилась навсегда.
 
Веру я уже довольно давно не видел — её мужа перевели, и теперь они живут в другом месте. Мама Веры, соборовавшись и причастившись, вскоре преставилась. А я, ещё немного познав на примере её жизни красоту цветов Святого Духа и своё несовершенство, теперь уже боюсь фантазировать о том, как выглядят и ведут себя они — современные подвижники, живущие в миру. http://www.pravoslavie.ru/put/66576.htm

среда, 27 ноября 2013 г.

О расчленении России с сайта Pravoslavie.ru

«Убить матрицу»

Иерей Димитрий Фетисов, ассистент кафедры теологии Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина:



Иерей Димитрий Фетисов Иерей Димитрий Фетисов
– Наверное, как и любой здравомыслящий человек, я всегда патологически не переносил конспирологию. Строящие козни евреи, масоны, тайное мировое правительство и прочие весьма занятные теории подходят, на мой взгляд, больше для сюжета бульварного романа.


Часто приходится наблюдать, как погруженность отдельно взятого человека в мир тайных заговоров и теорий отдает, как минимум, синдромом неудачника, видящего причину своей неустроенности только во внешних факторах. А как максимум, клинического параноика, воспринимающего мир исключительно черно-белым, причем с мизерными вкраплениями белого.

Однако здравый смысл всё чаще не позволяет видеть в окружающей действительности лишь одни стихийные процессы. По странному стечению обстоятельств уже давно «трясет» многие православные, и не только, страны. Жестоко растерзанная Сербия; нищая, почти лишившаяся суверенитета Греция; мятущиеся Кипр, Грузия и, конечно, Украина – список можно продолжать очень долго.

Впервые в жизни я уверовал в теорию заговора лет шесть или семь назад, когда одна моя знакомая журналистка поведала интересную историю о своем участии в молодежной секции Международного съезда журналистов в Москве. Молодая талантливая девчонка, подающая большие надежды, была, как и десятки других юных дарований из многих провинций нашей широкой страны, встречена на высочайшем уровне. Участвовала во «взрослых» мероприятиях, а затем в лекциях для молодых журналистов, в первую очередь – о защите авторского права и… пользе введения ювенальной юстиции.

На шикарном банкете с бесчисленным количеством яств пели знаменитости, гостей возили за город на шашлыки и экскурсии… Конечно, большинство молодых ребят и девчат, впервые побывав на мероприятии такого уровня, были в восторге. И им дали понять, что у каждого есть возможность бесплатно посетить следующий съезд, который, к слову, будет проходить уже в солнечном городе Сочи.

Но для того, чтобы туда поехать, необходимо, вернувшись домой, сделать сущий пустяк – написать статью в местной прессе о необходимости введения ювенальной юстиции на территории РФ. Понимаете? Столько потрачено денег, организационных сил для одной небольшой статейки, которую накропает каждый из новых участников «демократического процесса». А что «задавали на дом» старшим участникам этого процесса – мне не известно… Моя знакомая, к слову, так и не поехала в Сочи. Но не потому, что у нее аллергия на солнце, а потому, что она, как человек православный, вместо хвалебной песни ЮЮ изложила в местном православном издании, немного ерничая, свой взгляд на «большую журналистику».

Мне довелось также слышать из первых уст историю о том, как для «оранжевой революции» на Украине были мобилизованы члены протестантских сект, расположенных даже за пределами этого государства. Заранее проплаченное мероприятие (билеты, питание, проживание) было организовано настолько четко и слаженно, что ему могли бы позавидовать в любой армии. К чему я всё это говорю? К тому, что я теперь нисколько не сомневаюсь: как-то внезапно появившиеся высказывания различных либеральных деятелей о необходимости и неизбежности разделения Российской Федерации на части – это серьезно. Это прощупывание и подготовка информационной почвы, как в случае с экономическим кризисом, к которому СМИ «морально готовили» нас сильно заранее. Никак не могу исключить, что это часть некоего общего плана. Плана, попытки реализации которого мы, возможно, увидим уже в ближайшее время. И неизвестно, получится ли, как в случае с ЮЮ, хотя бы немного затормозить процесс. Ведь сложность ситуации заключается в том, что в какой-то мере распад уже начался, так как по вине государства, доверившего весь гуманитарный сектор «автономному» принципу рыночных взаимоотношений, культура фактически исчезла как связующее звено между различными гражданами нашего Отечества.

Мы теперь не понимаем друг друга, говорим на разных языках. Кругом ненависть и разврат. И производит это всё бездушная матрица под названием – телевидение. Много ли мы сможем перечислить фильмов, в которых был бы хоть небольшой элемент патриотического воспитания? Вспоминаю навскидку «Брестскую крепость»; еще, говорят, есть «Сталинград», но его я пока не видел, а рецензии не слишком обнадеживают. А просто фильмы про нормальную жизнь? Чтобы без трупов и мексиканских страстей? Они, наверное, есть, но как-то слишком уж редко попадаются на глаза зрителю. Значительно реже каких-нибудь шоу про разводы. Есть ли у молодежи положительные примеры для подражания? Ведь не испугаешь распадом страны того, для кого распад – это образ жизни. Распад семьи, первой, второй, третьей… Это самое трудное. Ведь даже убив матрицу, мы будем вынуждены перезагрузить ее, наполнив положительным содержанием, которое быстро не выработать. Но это, на мой взгляд, первый шаг на пути преодоления распада страны. И во многом этого содержания, облеченного в изящные, современные формы, ждут от нас, православных.

И если этого не сделать, то никакие законы, призывающие карать за произнесенную вслух антипатриотичную мысль, не смогут помочь. Так что нужен комплекс мер, включающий помимо интересных и содержательных фильмов и телепередач, еще и разные неформальные по духу массовые мероприятия, посвященные проблемам патриотического воспитания, на которые молодые журналисты, к примеру, поехали бы в Сочи. http://www.pravoslavie.ru/jurnal/66146.htm

среда, 13 ноября 2013 г.

статья жены в "Фоме"


Фома

Как бабушка становится "свекровушкой"

Зайдите на какой-нибудь женский форум или группу вКонтакте и найдите там ветку обсуждений про свекровь. И посочувствуйте невесткам и свекровям, по уши погрязшим в дрязгах Читать далее

пятница, 8 ноября 2013 г.

По поводу о. Глеба Грозовского.

Очень многих церковных людей эта история повергла в состояние шока. В том числе и меня...

Верить о. Глебу меня понуждает небольшой личный опыт общения со школьниками. Наверное, те, кто хоть как-то связан со любым педагогическим процессом, будь то в школе или лагере, меня поймут - дети сейчас уже не те что прежде. Они гораздо раньше вполне естественных возрастных физиологических изменений уже погружены в атмосферу повышенного интереса к вопросам "об этом". И эта погружённость проявляет себя по разному.

В прошлом году один знакомый священник организовывал лагерь для детей примерно той возрастной категории к которой принадлежат якобы потерпевшие. Лагерь назывался "Пронюшка" по названию реки Прони, на которой находился.

Так вот после смены уже уезжавшие дети (именно девочки) оставляли свои отзывы, среди которых одним из не самых неприличных была запись примерно такого содержания "Спасибо! Нам очень понравилось наслаждаться отдыхом в лагере "Порнушка""...

С другой стороны о. Глеб несомненно допустил очень серьёзную ошибку, позволяя себе непринуждённые "обнимансы" с детьми. Пусть они и сами на нём висли.

Для педагога, а тем более священника это крайне недопустимо, так же как и совместное купание и пение колыбельной песни на ночь.

Меня как отца такое поведение возмутило бы в крайней степени.


 

среда, 30 октября 2013 г.

статья жены в "Фоме"


Фома

Как (не) сделать из учебы каторгу

С началом учебного года множество семей с детьми становятся несчастными одинаково: «За тетрадку не посадишь!» - «Буквы просто видеть отказывается, не то что учить…» - «Больше минуты ничего не заставишь раскрашивать!» Читать далее

вторник, 22 октября 2013 г.

Ещё один кровавый аргумент в пользу введения теологии в ВУЗах...

РИА новости про гражданского мужа террористки-смертницы из Волгограда:
 "к тому моменту Соколов интересовался религией, оружием и изготовлением взрывных устройств. Асиялова переехала к нему в Москву и стала его гражданской женой. Позже Соколов стал изучать арабский язык и после одного из занятий не вернулся домой. По данным силовиков, он примкнул к бандподполью в Дагестане, а сделать этот шаг его убедила именно Асиялова."

Не пора ли некоторым господам, считающим, что в гуманитарном образовании до сих пор должна властвовать монополия атеизма и о религии можно говорить только плохо, или ничего, призадуматься?

Не желаете учить студентов элементарным навыкам понимания религиозного мировоззрения как системы и грамотно дискутировать на подобные темы - получайте как минимум жертв тоталитарных сект, а как максимум террористов и фанатичных убийц. . .

среда, 18 сентября 2013 г.

статья жены в "Фоме"


Фома

Сухая старуха в подвенечном платье

Мисс Хэвишем, брошенная невеста, – это дама, в совершенстве освоившая искусство быть несчастной. Чтобы быть несчастным как можно дольше, надо как можно дольше держать в мыслях и перед глазами то, чего ты хотел бы достичь – и как можно чаще напоминать себе, что достичь этого тебе не пришлось Читать далее

пятница, 30 августа 2013 г.

статья жены в "Фоме"


Фома

Скованные одной цепью

Ментальная свобода, мне кажется, в том и состоит, чтоб не стесняться стать в строй, если его выбрали твое сердце и твой разум. Личность не стирается под формой, ведь она долговечней и глубже Читать далее